Новое о знакомом    

Теория привязанности |


Привязанность – это сильные эмоциональные узы, возникающие между новорожденным и человеком, опекающим его. Теория привязанности направлена на объяснение эволюции этой связи, ее развитие и последствия для человеческого опыта, взаимодействий на протяжении всей жизни. Хотя она и относится в основном к исследованию развития ребенка, с 1980-х годов оказала большое влияние на социально-психологические теории личности и теории регулирования эмоций, в том числе относительно развития романтических отношений.

История

Теория привязанности была первоначально разработана британским психоаналитиком Джоном Боулби. Он стремился понять, почему младенцы испытывают сильные переживания, когда их отделяют от родителей. И заметил, что разлученные младенцы, чтобы восстановить контакт с отсутствующим взрослым идут на различные действия, такие как плач, лихорадочный поиск, цепляние руками за различные предметы. В то время как остальные психоаналитики утверждали, что такое поведение было выражением незрелых механизмов защиты, действующих для подавления эмоциональной боли, Боулби отмечал, что подобные проявления – эволюционная функция.

Основываясь на эволюционной теории, Боулби предположил, что такие реакции являются адаптивным ответом на отделение от первичной фигуры привязанности – человека, оказывающего поддержку, защиту и заботу. Он утверждал, что в ходе эволюции младенцы, поддерживающие близкий контакт с родителем, с большей вероятностью доживали до репродуктивного возраста.

Индивидуальные различия и стили привязанности у младенцев

Хоть Боулби и считал, что его теория охватывает то, как привязанность действует у большинства детей, он признавал и существование индивидуальных различий. Позже коллега Боулби, Мэри Эйнсворт, начала изучать процесс разлуки младенцев и матерей. Так была придумана техника под названием «незнакомая ситуация» – лабораторная процедура для изучения привязанности.

Суть техники сводилась к следующему. 12-ти месячные дети и их родитель попадали в помещение, и оказывались отделенными друг от друга, а затем воссоединялись. Результат эксперимента позволил выделить три стиля привязанности:

  • Надежный. Большинство детей, порядка 60%, вели себя так, как это подразумевается в модели привязанности Боулби. Они расстраивались, когда мать покидала комнату, но когда возвращалась, активно ее искали и быстро успокаивались рядом.
  • Тревожно-устойчивый (амбивалентный). Другие дети (около 20%) плохо себя чувствовали в начале разлуки, становились крайне расстроенными. А когда воссоединялись с матерью, их трудно было успокоить. Часто проявляли противоречивое поведение, предполагающее, что они желают быть утешенными, а также демонстрировали желание наказать за разлуку.
  • Тревожно-избегающий. Дети (около 15-20%), использующие данный стиль, не кажутся слишком расстроенными в результате разделения и при воссоединении, даже избегают контактов.

В последующие годы исследователи добавили четвертый стиль привязанности к этому списку – дезорганизованный. Он относится к детям, у которых нет предсказуемой структуры поведения привязанности.

Эта работа Эйнсворт важна по трем причинам:

  • Во-первых, она представила одно из первых эмпирических доказательств того, как поведение привязанности проявляется как в безопасной, так и в пугающей ситуации.
  • Во-вторых, она выработала первую классификацию индивидуальных различий в моделях привязанности младенцев. Согласно ее исследованиям, существуют, по крайней мере, три типа детей: те, кто находятся в надежных отношениях с родителями, те, кто озабочен сопротивлением, и те, кто проявляет избегание.
  • Наконец, она продемонстрировала, что эти индивидуальные различия имеют связь с взаимоотношениями младенцев и родителей дома в течение первого года жизни. Например, у детей, ощущающих себя в безопасности в незнакомой ситуации – родители, которые реагируют на их потребности. Дети же, проявляющие неуверенность в подобных моментах (то есть тревожно-избегающие и амбивалентные), часто имеют родителей, нечувствительных к их потребностям, оказывающих мало помощи и редко проявляющих заботу.

Привязанность во взрослых романтических отношениях

Джон Боулби в первую очередь сосредоточился на понимании характера связи между ребенком и родителем. Он считал, что привязанность играет определенную роль в человеческом опыте на протяжении всей жизни. Однако только в середине 1980-х годов психологи начали серьезно изучать и то, как привязанность влияет на жизнь во взрослом возрасте.

Так, Синди Хазан и Фил Шейвер одними из первых исследовали идеи Боулби в контексте романтических взаимоотношений. Согласно им, эмоциональная связь, которая развивается между зрелыми романтическими партнерами, частично зависит от той же мотивационной системы – поведенческой системы привязанности, обусловленной эмоциональной связью между младенцем и его родителем.

Ученые также отметили, что пара младенец-родитель и романтические партнеры имеют ряд следующих особенностей:

  • Чувствуют себя в безопасности, когда другой проявляет чуткие реакции, находясь рядом.
  • Участвуют в близком, телесном контакте.
  • Чувствуют себя неуверенно, когда другой в недосягаемости.
  • Делятся друг с другом открытиями.
  • Оба играются с чертами лица друг друга. Проявляют взаимное внимание и чувство озабоченности друг другом.
  • Участвуют в разговоре, имеющем некий интимный окрас – очень личный и своеобразный, который понимает только пара.

Исходя из этих параллелей, Хазан и Шейвер утверждают, что зрелые романтические отношения, как и отношения младенцев и родителей (воспитателей), являются привязанностью, основанной на сексуальности и желании заботы.

Теории привязанности у взрослых

Идея о том, что романтические отношения связаны с привязанностью, оказала глубокое влияние на современные исследования межличностных взаимосвязей. Однако есть как минимум три критических вопроса вытекающих из этого:

  • Во-первых, если взрослые романтические отношения являются отношениями привязанности, тогда мы должны наблюдать в них те же самые индивидуальные различия, как и у ребенка-родителя, обнаруженные Мэри Эйнсворт.
  • Во-вторых, если взрослые романтические отношения являются привязанностью, то они должны работать так же, как работают у ребенка-родителя.
  • В-третьих, независимо от того, является ли взрослый надежным или ненадежным, его взаимоотношения являются частичным отражением его привязанности в раннем детстве.

Наблюдаем ли мы одни и те же формы привязанности среди взрослых и среди детей?

Самое раннее исследование, посвященное изучению индивидуальных различий в привязанности взрослых, было проведено в 1987 году теми же Хазан и Шейвер. Это был опросник, состоящий из трех частей (пунктов). Пункт А описывал дискомфорт, трудности в доверии и близости, отстраненность. Пункт В описывал легкость, доверительность, поддержку и взаимозависимость. В пункте С указывалась нерешительность, натянутость и нервозность между партнерами. Они попросили респондентов изучить все три части и указать, какая из них лучше всего характеризует то, как они думают, чувствуют и ведут себя во взаимоотношениях.

В итоге ученые обнаружили, что число людей, выбирающих каждое из этих описаний, было схоже с количеством детей из исследований Эйнсворт о стилях привязанности (надежный, амбивалентный, избегающий). Другими словами, около 60% взрослых выбирали параграф B (надежный стиль), около 20% выбирали пункт А (избегающий), а около 20% выбирали пункт C (амбивалентный).

Работают ли зрелые романтические отношения так же, как между родителем и ребенком?

По большей части исследования показывают, что романтические отношения функционируют таким же образом, как и в связи младенец-родитель. К примеру, есть исследования, которые указывают, что человеку, ищущему романтического партнера, необходимо то же отношение, что и у матери к своему ребенку. Изучение этого вопроса во многих культурах показало, что защищенный образ привязанности повсеместно считается наиболее желательным. Человек определяет для себя наиболее привлекательные качества в потенциальных партнерах – внимательность, теплота и чувствительность.

Является ли модель привязанности устойчивой с периода младенчества до периода взрослой жизни?

Существует умеренная степень корреляции между тем, как люди чувствуют себя со своими матерями и романтическими партнерами. Среди тех, кто сильно привязан к родителю, 65 % будут чувствовать себя комфортно и со своим романтическим партнером. Люди, ощущающие себя в безопасности в детском возрасте, с большей вероятностью и в процессе взросления будут стремиться сохранить это чувство.

Важным следствием здесь является то, что независимо от того, чувствует ли себя человек комфортно или нет, во взаимоотношениях может присутствовать частичное отражение привязанности из раннего детства. Ожидания, убеждения, правила или сценарии поведения и мышления, которых придерживается ребенок, исходят из опыта заботы о нем.

Например, защищенный ребенок склонен полагать, что другие будут оказывать ему поддержку, так как предыдущий опыт привел его к такому выводу. Как только он начинает развивать подобные ожидания, то начинает стремиться к поиску межличностных переживаний, согласующихся с этим опытом; воспринимает окружающих людей через призму, окрашенную этими убеждениями.

Исследования показали, что такой процесс способствует преемственности в моделях привязанности в течение всей жизни. Однако привязанность к человеку может подвергаться изменениям, если межличностные переживания не согласуются с личными ожиданиями.

Автор: Денис Варяница

Понравилась статья? Присоединяйтесь к нашим сообществам в соцсетях или каналу в Telegram и не пропускайте выход новых полезных материалов:
TelegramВконтактеFacebook



Отзывы (через Facebook):

Оставить отзыв с помощью аккаунта FaceBook:

Еще:
Полезное -1 ::

Когда речь заходит о женской энергии, многим кажется, что оценивается скорее физическое состояние, нежели духовное. Но это не совсем верно. Прежде всего, женская энергия представляет собой умиротворение, гармонию и спокойствие.

Наполненная энергией женщина привлекательна для мужчин, уверенна в себе, любима и уважаема. Поэтому очень важно уделять время для ее повышения и находить занятия, способствующие внутреннему умиротворенному состоянию.